17:49 | 28 мартa, 2020

Излишества никогда не доводят до добра, архитектурные – в том числе

Излишества никогда не доводят до добра, архитектурные – в том числе
Фото: www.livekuban.ru


Именно из-за сложной архитектуры здания случился конфликт в Краснодаре.

Бытовой конфликт, который обещает дойти до суда, произошел между владелицей квартиры в доме 208/1 по улице Сормовской Виолеттой Соловьевой и предпринимателем Анатолием Синявским .

Если коротко и по сути, то Соловьева требует не строить перед ее окнами некую конструкцию. Синявский настаивает, что конструкция необходима по правилам пожарной безопасности. Одна сторона борется за «лучики солнца», другая – за возможность «спасти людей в случае пожара».

У обеих сторон, конечно, свои аргументы за и против. Но, чтобы их понять, нужно визуализировать это здание. Мы нарисовали очень условную схему поля битвы.

Это жилой дом, в который буквой «Г» встроены-пристроены коммерческие помещения. Длинная одноэтажная часть – по фасаду, короткая трехэтажная – сбоку. Эвакуационный выход из трехэтажной части здания только на крышу длинной части. А дальше – тупик. Эвакуироваться можно только через окна квартир или прыгать с крыши.

В трехэтажном помещении Синявский ведет отделочные работы. Уже почти все закончено и скоро пора будет сдавать его в эксплуатацию. А это, как известно, еще то удовольствие. Особенно, после пожара в торговом центре в Кемерово и трагедии в палаточном лагере под Хабаровском. Чтобы заранее понять, пройдет ли здание приемку инспекторов, Синявский вызывает частного эксперта.

– Эксперт сказал, что это полоса препятствий, а не пожарный выход и, скорее всего, его не примут, – говорит официальный представитель Анатолия Синявского Богдан Шахов . – Чтобы убежать от огня, нужно залезть на лестницу, пройти через дверь, развернуться на площадке и спуститься уже по другой лестнице на кровлю и – все, дальше некуда, ломись в окна. Поэтому решено построить лестницу с крыши, а к этой лестнице – специально спроектированный крытый эвакуационный выход.

Конструкция, которая сейчас возводится на крыше, больше похожа на переходную галерею, утверждает, в свою очередь, Виолетта Соловьева .

– Да, я уверена, что это строится не пожарный выход, а переход для людей в соседнее здание. Почему он крытый? – задается вопросом Соловьева .

Представитель предпринимателя Богдан Шахов объяснил, что эвакуационный выход накрывают, чтобы «там ничего не обледенело и не намокло». А еще тем, что «так положено по проекту, который специально заказывали в сертифицированной проектной организации».

Не беремся судить, существуют ли обязательные требования к тому, каким должен быть эвакуационный выход – крытым или открытым. Возможно, еще никто так не беспокоился о том, чтобы люди не намокли и не замерзли во время эвакуации. Но Виолетту беспокоит, что в ее окнах не будет света.

– Стены пожарного выхода будут прозрачные, не глухие, мы готовы пройти любую экспертизу по инсоляции, – говорит Богдан Шахов . – Загорожено ничего не будет. Строится объект по проекту, который не нарушает нормы, СНИПы и не затрагивает интересы третьих лиц. Мы понимаем, что в доме живут люди и нам нужно делать все максимально в рамках закона.

Но что-то у спорщиков все-таки пошло не так. По словам Шахова , как только началось строительство пожарного выхода, Соловьева обратилась к собственнику с предложением организовать из ее квартиры выход на кровлю и благоустроить для ее семьи на этом месте мини-дворик. Предприниматель согласился.

– Технически мы готовы были все оборудовать, а документально все предложили оформить Виолетте Соловьевой самостоятельно, – рассказывает Шахов . – Она взяла время на раздумье. После этого женщина предложила другой вариант – выплатить ей денежную компенсацию. Позже уже вышла с предложением выкупить ее квартиру в 45 квадратных метров за 4 миллиона рублей. Но Анатолию Синявскому не нужна эта квартира и 4 миллиона она не стоит.

А Виолетта Соловьева рассказывает, что управляющие сами предложили ей дизайн-проект мини-дворика размером 1,5х1,5 метра.

– Управляющий Инвер много обещал и подробно рассказывал, какие красивые мне здесь поставят клумбы. Действительно, я собиралась продавать свою двухкомнатную квартиру. С ремонтом и мебелью. За 4 миллиона рублей. Они отказались ее выкупить. В свой адрес я неоднократно слышала угрозы, мол, если буду жаловаться и предам огласке ситуацию, то прямо перед моими окнами установят не клумбы, а сплит-системы.

В какой-то момент Синявский попробовал получить разрешение на строительство отдельного пожарного выхода. Но в мэрии Краснодара предпринимателю отказали.

– Такое разрешение может получить только застройщик, – говорит Богдан Шахов . – Получить официальное разрешение на достройку мы даже теоретически получить не можем, не то, что физически, потому что все документы оформлены на застройщика. А он сидит в СИЗО. Никто из его представителей этим заниматься не будет. Нам посоветовали в администрации города самостоятельно достроить и через суд попробовать узаконить.

Что ж, у каждого своя правда. Никто ничего с этой ситуацией поделать не может. Теперь только суд решит, кто же окажется прав в данной истории. Но один виновник конфликта уже точно есть: архитектор, спроектировавший это чудо-здание. Именно его глупые решения сейчас так печально отражаются на жизни краснодарцев.

Сегодня председатель Законодательного Собрания Юрий Бурлачко провел заседание круглого стола, на котором депутаты подвели итоги совместной работы по решению первостепенных вопросов развития Краснодара.

Недвижимость

Авто: последние объявления

Работа:

Вакансии